По святым местам

О традиции православного паломничества в России
 
Изначально традиция паломничества произросла из стремления христиан посетить Гроб Господень - то место, где Он Сам лежал во плоти, а потом воскрес. Образом для христианских путешествий с духовной целью, чем и является паломничество, считают хождение Спасителя в Иерусалим к дням праздника вместе со своими семейными (Лук. II 41-42), а позже - с учениками и апостолами.

Некоторые древние христианские авторы свидетельствуют, что еще во времена апостольские совершались путешествия в Иерусалим для поклонения святым мощам мучеников. Они же говорят о сборах средств для паломников во время агап (собраний) первых христиан. И особенно часто стали посещать паломники Иерусалим с IV в. - после обретения Креста Господня св. царицей Еленой (которую также можно считать паломницей). Блаженный Иероним (340-420), знаменитый писатель и аскет христианской Церкви, создатель Вульгаты - латинского перевода Библии, свидетельствует о паломниках своего времени: «Каждый из лучших людей Галлии спешит сюда. Удаленный от нашего мира британец, едва только начинает преуспевать в религии, оставив Запад, стремится к месту, столь известному по молве и по библейским упоминаниям. А что сказать об армянах, персах, народах Индии и Эфиопии, о стране близ Египта, кишащей монахами, о Понте, Каппадокии, Сирии Келенской (Савел) и Месопотамии и о всех вообще народах Востока. Они, по слову Спасителя: «идеже бо аще будет труп, тамо соберутся орли (Матф. XXIV. 28), стекаются к этим местам и представляют нам зрелище всевозможных добродетелей».

В России паломничество появилось сразу с принятием христианства, а вернее, и еще ранее. Так, некоторые ученые, и среди них известнейшие - Н. М. Карамзин и митрополит Макарий (Булгаков), считают, что одной из первых русских паломниц была святая княгиня Ольга, т. к. ее путешествие в Царьград для принятия крещения в престарелом, 67-летнем, возрасте нельзя объяснить ничем иным как желанием лично увидеть «обилие там святых мощей, чудотворных икон и вообще всякой христианской святыни».

Во время правления внука кн. Ольги Великого князя Владимира - Крестителя Руси, ходил в Константинополь и в святую гору Афон из города Любеч прп. Антоний, будущий основатель Киево-Печерской Лавры. На Афоне он принял монашеский постриг и, став опытным в духовной жизни, вернулся в Киев, где и основал вскоре монастырь, образовавшийся, в свою очередь, из приходивших к нему за благословением и изъявивших желание остаться. Пришел к нему через некоторое время 23-летний будущий прп. Феодосий. Еще в отрочестве, «услышав о святых местах, где Господь наш жил во плоти и совершил спасение, он пожелал идти туда и поклониться им». Вскоре Феодосии попытался уйти для поклонения в Иерусалим вместе с пришедшими оттуда в его город Курск странниками. Это было в 1022 г., через 34 года после Крещения Руси. Хотя намерение прп. Феодосия и не осуществилось, позже в 1062 г., странствовал в Палестину его современник Варлаам, первый, поставленный св. Антонием, игумен Киево-Печерский, затем игумен Дмитровского монастыря. Посетив святые места Палестины и вернувшись в свой монастырь, он во второй раз отправился в Константинополь и, возвращаясь оттуда с приобретенными им многими иконами, ризами и церковной утварью, занемог и умер в г. Владимире.

Идущих в Святую Землю называли паломниками - от западного palmari, palmati, palmageri (они возвращались из Святой Земли с пальмовыми ветвями); пилигримами - от западного регеgrinus; каликами - от греческого калига (вид обуви). В русском духовном стихе и былинном эпосе сохранилась память о паломнических дружинах, состоявших из людей богатых и сильных, которые отождествлялись с богатырями. Члены дружины выбирали себе атамана и перед путешествием ставили всем его участникам строгие условия: «и на пути, если кто украдет, солжет или сделает другой грех, того оставить в чистом поле и по плечи закопать в сырую землю».

Содержащиеся в текстах былин указания на то, что древнерусские паломники-пилигримы были могучими воинами, подчинявшимися законам военных сообществ, не кажутся неожиданными, если учесть обстоятельства того времени - западноевропейские крестовые походы, междоусобные и другие территориальные войны, грабительские набеги и т. п.

Преподобной княгине Ефросиний Полоцкой, отправившейся в Святую Землю в январе 1167 г., полоцкие горожане «дали воинов» для обеспечения безопасности9.

Паломническая дружина отличалась и своим внешним видом - у нее был свой костюм - «каличья крута». И. И. Срезневский предполагал, что одеяние наших паломников сложилось под влиянием общего пилигримского обычая - греческого и западного, с которыми наши паломники встречались в Греции и Святой Земле. Эта одежда включала греческую шляпу, западный плащ (cloca) и калиги.

К XII в. относится первое известное паломническое сочинение - «Странник» или «Паломник» игумена Даниила". Оно было известно русскому читателю, в том числе простонародному, т. к. ходило в многочисленных списках вплоть до XIX в. Исследователи считают «Хождение Даниила» типичным сочинением такого рода, послужившим образцом для более поздних описаний. Из рассказа игумена Даниила следует, что он ходил в Палестину не один, а с ним была «его дружина». А в самом же Иерусалиме на празднике Пасхи одновременно с ним были «новгородцы и кияне и инии мнози». Он очень скромно говорит о своем странствии, которое совершил, «понужден мыслью своею и нетерпением моим видети Святый град Иерусалим и землю обетованную» и написал все, что видел... «верных ради человек», чтобы, слышав о Святых местах, они поскорбели и помыслили о них и приняли от Бога равную мзду с теми, которые доходили до них». Игумен Даниил считает, что ходившему в Святую Землю не следует мнить о себе, «яко нечто добро сътворивше», чтобы не погубить «мзду труда своего».

XV век явился переломным в истории развития русского паломничества. Если до второй половины XV в. мы и встречаем некоторые упоминания о паломничестве в русских землях, поклонении отдельным отечественным святыням, то с этого времени возникшее у русских сознание, что в пределах их земли хранится самое чистое предание православия, есть множество святынь достойных поклонения, а их отечество стало единственным могучим православным царством, сделало то, что широко стало развиваться внутреннее русское паломничество. Важную роль для изменения ситуации сыграло взятие турками в 1453 г. Константинополя. Его святыни стали недоступны для христиан, посещение святых мест Палестины также контролировалось турками, а по дороге туда паломников все больше грабили арабы и европейские пираты.

На Руси рядом с народно-политическим подъемом шел подъем церковный. Это было время основания многих монастырей, расширения отечественного подвижничества. «Вместе с образованием нового авторитета, являлось сознание его нравственной самобытности. Если в прежнее время благочестивые люди мечтали о посещении святых мест востока, то теперь мы встречаемся уже с другим настроением. Ученик и биограф Сергия Радонежского, Епифаний Премудрый, в начале XV в. ставил ему в особенную похвалу, что он не делал этих странствий (как делал их сам Епифаний), но находил святость во внутреннем искании Бога. Несколько позднее Пахомий Сербии в житии того же Сергия (около 1440 г.) в особенности указывает на то, что русский великий подвижник «воссиял не от Иерусалима или Синая», а именнно воспитал свое благочестие «в великой русской земле». «Таким образом, - отмечает А. Н. Пыпин, - для русских людей находились уже дома пути благочестия и предметы поклонения, в каждом крае были свои святые, чудотворцы, слава которых была близка, были знаменитые храмы и иконы, распространялась своя домашняя легенда".

Итак, примерно со второй половины XV в. паломничество внешнее - по святым местам Востока и внутреннее - в пределах русских границ приобретает примерно равное значение, а последнее по количеству паломников даже превышает более древний и исконный вид паломничества. О хождениях в Палестину продолжают писать сочинения. О поклонении отечественным святыням связного рассказа никем не составлено. Да это и слишком сложно было бы сделать, т. к. обилие святых мест и почитаемых реликвий на Руси в разных местах не дало пока возможности составить такую полную картину.